Приведенные в официальном отчете данные подтверждаются и архивными материалами банка. В его фонде сохранилась книга онкольных кредитов за 1912 г., на основании которой нами был проведен подсчет ссуд, превышавших в остатке 50 тыс. р. Оказалось, что из общей суммы крупного онколя на 11,2 млн р. ровно половина (5,6 млн) была выдана непосредственно хозяевам банка под залог бумаг их предприятий и других биржевых ценностей.

У Кнопов Учетный банк вслед за Купеческим финансировал товарищества Измайловской и Полушинской мануфактур. Первое регулярно субсидировалось на 600 тыс. р. по разным счетам, второе в 1911 г. получило внушительную сумму — 1,4 млн Т-во мануфактур И.И.Скворцова, которое контролировалось Кнопами совместно с Си

бирским Торговым банком, воспользовалось услугами Учетного в

1913 г., продав ему облигационный заем на 1,4 млн р.4.

В области хлопкоторговли банк специализировался на обслуживании Андреевского т-ва. В 1910 г. он открыл в дополнение к Кокандскому отделения в Андижане, Бухаре, Самарканде и Намангане. Все они занимались почти исключительно операциями с Андреевским т-вом, финансируя его на льготных условиях. Материалы совета Учетного банка за 1912—1913 гг. не сохранились, поэтому нельзя точно определить, как развивались отношения банка с Кнопами в хлопковом деле после продажи дочерней фирмы Русско-Азиатскому банку. Во всяком случае по другим банковским материалам не прослеживается его участие в финансировании Потеляховского т-ва, которое, очевидно, поддерживалось исключительно Купеческим банком. Заметим лишь, что связанного с Кнопами А.Н.Крафта, члена совета банка, он в 1910—1911 гг. финансировал до 2   млн р., тогда как Купеческий банк субсидировал фирму Крафта лишь в размере 1 млн р.75.

Банк вернулся к обслуживанию международных операций Вогау и К° и финансированию промышленных предприятий торгового дома.

В период предвоенного подъема фирма Вогау стала центром монополизации меднообрабатывающей отрасли, сохранив многоотраслевой характер своей группы. Основное ее ядро составляли предприятия, перешедшие под контроль фирмы еще во второй половине XIX в.